09.05.2024

Сестричка, помоги! Как школа в Монетном стала госпиталем

Автор: Материал был собран Куприяновой Любовью Геннадьевной В первых числах июля 41 года председателю поссовета Семену Максимовичу Кондакову (погибшему впоследствии на фронте) и главврачу местной больницы Нине Алексан

Автор:  Материал был собран Куприяновой Любовью Геннадьевной

В первых числах июля 41 года председателю поссовета Семену Максимовичу Кондакову (погибшему впоследствии на фронте) и главврачу местной больницы Нине Александровне Чирковой было поручено оборудовать в поселке Монетном госпиталь, который был переброшен на Урал из Калинина (нынешней Твери). Требования были строгими – в лечебнице на 200 коек должны были иметься средства связи, водопровод с канализацией, электричество, отопление, кухня и другие бытовые и санитарные блага.

Койки вместо парт

Более всего выдвинутым условиям соответствовало каменное двухэтажное здание школы №10, построенное в 1939 году. Но даже несмотря на наличие всех необходимых удобств для выздоровления раненых, работы по обустройству предстояла масса. Мебель, оборудование и инструменты перенесли из местной больницы. Срочно набранный персонал и местные добровольцы побелили коридоры и санитарно обработали будущие палаты – бывшие учебные классы.

Надо отметить, что первые эвакогоспитали развернулись в тыловой Свердловской области уже через 10 дней после начала Великой Отечественной войны. Через полгода, к концу 1941-го, их насчитывалось уже полсотни. Всего за годы войны в Свердловской области был образован 151 госпиталь, из них 39 – в самом Свердловске, а 112 – в других городах и поселках области. Причем меньшая часть расположилась в уже существующих больницах и клиниках. Подавляющее же большинство было развернуто в школах, общежитиях и домах отдыха.

Отправиться на Урал считалось у раненых фронтовиков хорошим знаком. Предполагалось, что безнадежных в такую даль бы не повезли, а значит, шансы на выздоровление были высокими. Статистика подтверждает эту фронтовую примету – более 70% пациентов тыловых госпиталей возвращались в строй.

Все сотрудники подписали клятву Гиппократа

Из воспоминаний Елизаветы Трифоновны Поповой: «Вызывает меня и Л. Ждановскую председатель поселкового совета Кондаков и предлагает поработать в организуемом в Монетном госпитале. Мне – секретарем-машинисткой, а ей – медстатистиком. Мы, конечно, согласились. Приходим в каменное здание школы №10, а там уже почти все в сборе: главврач поселковой больницы Чиркова, комиссар Шамов, хирургическая медсестра Наталья Соломатова, санитарка Фекла (Фаня) Кайгородова, повар Зинаида Чикишева, работница кухни А. Молчанова. Стали мы бывшие классы превращать в госпитальные палаты: расставляли кровати с матрацами и одеялами, тумбочки, развешивали занавески. Всё это приносилось из нашей больницы. В общем, худо ли, бедно ли, а уют создали. Завезли продукты, приготовили белье. Стали ждать прибытия эшелона с ранеными. Перед этим все сотрудники подписали клятву Гиппократа».

Жители принесли тарелки и купили патефон

Во время эвакуации из Калинина госпиталь потерял большую часть своего имущества при бомбежке. И огромный вклад в дело восполнения материальной базы учреждения внесли местные жители. Благодаря помощи монетнинцев, в кратчайшие сроки удалось собрать для лечебницы более 100 тарелок, по 40 вилок и ложек, 20 простыней и 23 комплекта нательного белья из фуфаек и кальсон. А по воспоминаниям работницы местного леспромхоза Анны Павловны Старцевой, сотрудники предприятия выделили на закупку картин, музыкальных инструментов, патефонов и грампластинок свой однодневный заработок, чтобы обеспечить раненых бойцов полноценной культурной жизнью.

Причем об обеспечении пациентов всем необходимым думали не только взрослые, но и школьники. По воспоминаниям Елизаветы Сергеевны Фефеловой, учителя той самой школы №10, школьники приняли в сборе вещей самое деятельное участие – активистка Вера Глухова первая вызвалась организовать сбор, принесла простыни и целых два дня принимала и складывала в шкаф все, что приносили одноклассники – подушки, наволочки, одеяла, комнатные тапочки…

Как с малыми детьми…

В организованный госпиталь попадали раненые со всех фронтов. Преимущественно с осколочными ранениями.

Вспоминает Петр Яковлевич Коротких: «В 1943 году в марте месяце 29 числа, находясь в разведке, я был ранен в правую ногу. Выстрелами из пулемета вражеского танка мне повредили большую берцовую кость. Ранение было тяжелым, так как врачи определили, что выбито 5 см кости. Сначала меня отправили в полевой госпиталь, затем увезли в город Соликамск Пермской области, а уж потом привезли в госпиталь, размещавшийся в Монетном. Лежал я на первом этаже, лечился у Чирковой Нины Александровны. Она в хирургической операционной делала мне чистку кости, чтобы быстрей заживала нога. Медицинской сестрой в нашей палате была Серебрянникова Шура, которая очень внимательно к нам относилась. Наши нянечки Ксения Упорова, Антонина Коротких, Галина Говорухина… Ухаживали за нами: мыли в ванной, меняли постельное белье, кормили некоторых с ложечки, умывали, одевали и обували, причесывали, даже брили… Обращались с нами как с маленькими детьми, каковыми мы и были на тот момент. На фронт я больше не попал, так как дали мне 2-ю группу инвалидности».

Раненых привозили по ночам

Раненых доставляли по железной дороге. В военные годы были учреждены специальные санитарные железнодорожные составы – «летучки». Они состояли из полутора десятков вагонов, в которых 2-3 были оборудованы под перевозку тяжелораненых, остальные – для солдат и офицеров с легкими ранениями. В пути им оказывался необходимый медицинский уход, чтобы было проще, будучи раненными, пережить такой тяжелый и далекий перегон.

В Монетном же «летучкой» назывался состав из 2-3 товарных вагонов. Приходил он на станцию ночью из Свердловска. Хотя дата прибытия и держалась в тайне, местные жители всегда узнавали об этом событии. Раненых всегда привозили ночью.

По воспоминаниям Лидии Алексеевны Кондратьевой, когда составы прибывали, то дети собирались у пожарной части, которая тогда располагалась на месте заводоуправления, садились на насыпь и высматривали среди прибывших своих отцов: «А вдруг папка среди раненых?».

Те, кто мог идти сам, добирался до госпиталя пешим порядком. Остальных подвозили на машинах или на гужевых повозках. Все вновь прибывшие проходили через санпропускник в бане, брились, мылись и обрабатывались от вшей. После пациенты получали госпитальную одежду – теплый халат, тапочки, а для перемещения в зимнее время – валенки или сапоги и полушубок. Многие молодые санитарки 14-15 лет поначалу стеснялись вида изувеченных обнаженных мужских тел, и на первых порах эту работу выполняли только медработницы постарше, но после, учитывая проходящий через госпиталь поток раненых, все постепенно обвыклись.

После – процедуры, бинты, гипс и плановая работа по спасению жизней и возвращению тех, кого можно – в строй, а кого уже нельзя – в тыл, трудиться и вносить свою лепту в Победу работой.

Главное – не допустить ампутации

Врачи работали с раздробленными костями, инфекциями, оставшимися в телах осколками снарядов и обморожениями. Лечение осложнялось истощением, которому подвергались организм и психика прибывших, переживших тяжелейшие испытания. Ночью в палатах раздавались стоны, бессвязная ругань в бреду. Ранбольные, отвоевав наяву, во сне шли в очередной бой.

В практике лечения имелись случаи ампутации рук, ног, пальцев из-за начавшейся гангрены. И с ней бороться было важнее всего, ведь людей на фронте не хватало и списывать на гражданку тех, кого не удалось спасти от ампутации, было для госпиталя просто непозволительно.

Когда приходил состав с ранеными, то персонал работал по 2 суток подряд, не выходя из операционной. Ждать было нельзя – каждая минута промедления могла оказаться для тяжелораненого бойца последней. В обычные же дни работа в операционной продолжалась 10-12 часов. Рабочих рук не хватало.

Каждодневный подвиг совершали не только врачи, но и медперсонал: медсестры, нянечки, сутками выхаживающие больных. «Сестричка, помоги!» – просили еще недавно крепкие, сильные мужчины, и хрупкие девчушки бросались на помощь.

Прием больного по норме должен длиться не более чем 1,5 часа, а он растягивался порой на 5-6 часов, если партия раненых была значительной. Так что ночью принимали раненых, а утром в 8:00 были уже все на своих местах, несмотря на то что все страшно устали и не спали всю ночь. В дни прибытия «летучек» весь персонал работал по 15-20 часов без перерыва.

Единственный хирург

Вспоминает Нина Александровна Чиркова: «Я была в госпитале единственным хирургом. Весь персонал был сформирован из медицинских работников поселковой больницы, правда, были ещё из Берёзовского и Свердловска. Все давали клятву Гиппократа. Катастрофически не хватало медицинских работников. Когда приходил эшелон с ранеными, то работали мы дни и ночи, пока не обрабатывали всех. В последующие после этого дни делали операции, резекции суставов, проводили лечение переломов, вывихов. Ежедневно в госпитале пролечивалось до 300 и более ранбольных. Работать стало легче, когда прибыл к нам госпиталь из Калинина, где были свои врачи-хирурги. Одновременно я была врачом-консультантом в местной больнице, где лечились ленинградцы-блокадники».

Распорядок дня ранбольных и персонала эвакогоспиталя №3099

7:00 - подъем

7:30-8:00 - заправка постели, утренний туалет, измерение температуры исполнение утренних назначений

7:30-8:30 - физзарядка

7:30-8:00 - для «лежачих» (в палате)

8:15-8:30 - для «ходячих» по назначению врача

9:00-9:30 - завтрак

9:30-10:00 - подготовка ранбольных к обходу врача

10:00-14:00 - обход врача и лечебные процедуры

14:00-15:00 - обед

15:00-15:30 - подготовка к отдыху

15:30-16:30 - послеобеденный отдых

16:30-17:00 - подъем ранбольных и заправка постелей

17:00-17:30 - политинформация (1, 3, 5 дни недели)

18:00-19:00 - измерение температуры и выполнение вечерних назначений

19:00-20:00 - ужин

20:00-22:00 - массовая культурно-просветительная и санитарная работа, кино, концерты, лекции

22:00-22:30 - вечерний туалет и подготовка ко сну

22:30-23:00 - обход дежурного врача

23:00 - сон

К сожалению, формат газетной статьи не позволяет рассказать все о жизни госпиталя – о быте, лекарствах, питании и культурном досуге. Об эмоциях, пережитых ранеными бойцами и молоденькими сестричками. Сведения о госпитальной жизни по крупицам, бережно собрали и сохранили педагоги и ученики школы №10. БР благодарит школьный музей и Агнию Юрьевну Касьянову за помощь и предоставленные материалы.

Последние новости

В Байкаловском районе прокуратура добилась погашения задолженности перед субъектами предпринимательской деятельности  по исполненным контрактам

Прокуратура Байкаловского района проверила соблюдение законодательства при исполнении заказчиками обязательств по оплате исполненных государственных контрактов.

По требованию прокуратуры района восстановлены жилищные права несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей

Прокуратура Железнодорожного района г. Екатеринбург провела проверку по обращению 17-летнего подростка, оставшегося без попечения родителей, в сфере нарушения жилищных прав.

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *